СРО в обрабатывающей промышленности

Говоря о перспективах развития саморегулирования в обрабатывающей промышленности, прежде всего, необходимо понять какова цель данных процессов, и кому развитие саморегулирования в данной сфере в первую очередь нужно – государству или бизнес сообществу? Поскольку саморегулирование предполагает передачу части полномочий государства в бизнес сообщества, то логично предположить, что государственный бюрократический аппарат не заинтересован в развитии саморегулирования, так как теряет часть своих полномочий. В большей степени в расширении саморегулирования может быть заинтересован бизнес, так как это позволяет предпринимателям перехватить часть государственных управленческих полномочий. Однако, реакция бизнес сообщества на возможность саморегулирования пока тоже остается вялой. В чем же дело? Основная проблема, кажется, состоит в том, что любая бизнес среда представлена хозяйствующими субъектами, в которых любые изменения процессов происходят, как правило, как результат стремления к эффективности. Логично предположить, что для широкого развития процессов саморегулирования у предприятий должен быть соответствующий явно видимый экономический стимул. Расширение применения данного механизма, описанного в ФЗ № 315, сдерживается самим бизнес сообществом до тех пор, пока оно само не увидит необходимости в нем.

Почему в одних сферах саморегулирование успешно состоялось (проектирование, строительство, производство спец.техники, финансовые услуги и т.п.), а в других его возможности не используются?

Проектирование, строительство, финансовые услуги и еще ряд видов хозяйственной деятельности носят характер обязательного саморегулирования, как сказано об этом в ФЗ № 315. Это продиктовано спецификой работы в каждой из этих отраслей. Очевидно, что возможности саморегулирования зависят от того, насколько унифицированный по характеру применения продукт производит та или иная отрасль* и от степени регулирования отрасли государством в целях защиты прав потребителей данного продукта. Также следует отметить особенность, что в процессе создания унифицированного продукта его производители никак не взаимодействуют между собою (не выстраиваются в последовательные цепочки переделов, как происходит в обрабатывающей промышленности). Унификация продукта, относительная простота процессов его производства, и требования к безопасности его применения являются основными для возможности саморегулирования по нескольким причинам:

  • возможность установления единых требований к процессам производства конечного продукта регулирует в отрасли вопросы себестоимости. Единый подход к себестоимости и ценообразованию сокращает возможности внутриотраслевой конкуренции и создает условия для внутреннего регулирования правил работы участников СРО (отрасли) и ценообразования;
  • производство унифицированного продукта в соответствии с едиными (стандартными) техническими требованиями к производственному процессу позволяет применять механизм коллективной имущественной ответственности участников СРО (отрасли); **
  • единые технические требования к продукту позволяют инкорпорировать их в существующие требования защиты прав потребителей (которые не распространяются на промышленных покупателей).

При этом производство стандартного продукта с заданной себестоимостью предполагает появление большего числа одинаковых по своим процессам предприятий. Технологический процесс создания продукта должен быть достаточно простым (рутинным), чтобы не возникало постепенного разделения процесса на стадии со специализацией участников в определенных из них. Простота процесса также дает дополнительные возможности для его формализации. Саморегулирование в таких случаях обусловлено стремлением к экономической эффективности производства продукта. Таким образом, унификация самого продукта и правил его производства должна происходить внутри самой отрасли, ее участниками, и диктуется соображениями экономической целесообразности работы в ней. Это с одной стороны…

С другой стороны, СРО выполняют функцию технического регулирования отраслей в соответствии с государственными стандартами безопасности. Соответственно, саморегулирование является продолжением требований государства по безопасности процессов и конечного продукта.

Однако, в отраслях обрабатывающей промышленности, производственные компании – поставщики и покупатели – индивидуально и тесно взаимодействуют друг с другом. Они координируют деятельность друг друга через взаимные подстройки процессов с целью отвечать взаимным требованиям. Именно в этих условиях осуществляются продажи, и создается добавленная стоимость, и для этих процессов требуется высокая гибкость и минимум технического регулирования. Пример – взаимодействие независимых исследовательских центров и производственных компаний. Практически все продукты отрасли переработки в этом смысле являются «tailor made» («сделанные на заказ» – с англ.). Требования к ним определяются не самими производителями, объединенными в некую отрасль, а потребителями – промышленными покупателями следующих переделов. Регулирование требований и возникновение стандартов, таким образом, происходит не внутри отрасли, как в случае СРО, а на стыках смежных отраслей. Регулирование происходит по принципу «вытягивания» качества продукции на тот уровень, который требуется рынку. Единственное, что может делать государство в таких случаях – это выступая, как независимый центральный арбитр, повышать стандарты безопасности продукции до уровня, гарантирующего их недосягаемость для, например, дешевых импортных товаров. Но это ведет в свою очередь к повышению себестоимости производства. Происходить это должно по инициативе отраслевых объединений посредством информирования соответствующих органов власти о необходимости ввода защитных мер. Далее эти меры проходят последующий анализ на соответствие требованиям соглашений с ВТО и т.п. Само объединение производителей не может вводить такие меры.

Еще одним узким местом применения СРО в обрабатывающей промышленности является ограниченность влияния на изменения требований в смежных отраслях-потребителях. Последним примером служит активно обсуждавшийся на общественных площадках вопрос о запрете использования ПЭТ тары емкостью до 1,5 литров для розлива слабоалкогольных напитков. Данный запрет был инициирован производителями тары из стекла и сам закон получил прозвище «стекольного лобби». В качестве причин нововведения были представлены такие, как необходимость повысить стоимость дешевого пива и тем самым снизить пивной алкоголизм, а также необходимость заботы о здоровье потребителей, так как стекло в отличие от полиэтилентерефталата является абсолютно экологически чистым материалом. Были приведены результаты исследований (достоверность выводов которых до сих находится под сомнением), о том, что ПЭТ выделяет вредные вещества, которые попадают в спиртосодержащий продукт в процессе его хранения. Если бы саморегулирование существовало в сфере производства ПЭТ тары, то оно врятли смогло бы эффективно противодействовать подобному запрету, равно как и существование СРО в сфере производства стеклянных бутылок не помогло бы изменить требования к розливу пива в отрасли производителей пива. Между тем сами производители пива были категорически против такого нововведения, так как это означает для них покупку новых фасовочных линий. СРО в сфере пивоваров могло бы отказаться от принятия данного запрета на ПЭТ тару. Но тогда возникает вопрос – в случае объединения большинства отраслей обработки вокруг соответствующих СРО, то кто будет руководить подобными изменениями в смежных отраслях, если изменения носят конструктивный характер и ведут к развитию новых производств, хотя при этом лишают другие отрасли части рынка сбыта?

По факту ни одна производственная компания не стремится повысить требования к своим продуктам. Эти требования ей всегда навязывает потребитель либо государство. Что касается требований к производственным процессам, то государственное регулирование осуществляется по вопросам безопасности труда, но не технологии производства. Выбор технологии остается на усмотрении каждого отдельного предприятия, и тем самым появляется условие для развития конкуренции за счет поиска лучших (оптимальных) технологических решений. Этому процессу лучше не препятствовать.

Также следует отметить, что различное количество стадий переделов и технологических процессов внутри предприятий приводит к трудностям точного отнесения той или иной производственной компании к какой-либо конкретной отрасли. Продукция каждого такого предприятия может быть очень разнообразна и по типоразмерам, и по физико-химическим свойствам и по конструкции.

Если говорить об отраслевых союзах без функций саморегулирования, но с функцией, к примеру, экспертного центра, то такие союзы на базе существующего закона об НКО формируются по принципу добровольного участия в них независимых компаний, которые сами понимают, какой отраслевой союз им подходит наилучшим образом, как орган, представляющий их интересы. В этом смысле, отраслевые союзы могут стать в перспективе основой для развития законов, регулирующих лоббистскую деятельность, которая имеет место быть по факту, но никак не регламентирована.

Следует учесть, что обрабатывающая промышленность состоит из последовательных стадий переделов и создания добавленной стоимости на этих стадиях. Промышленные покупатели покупают продукцию для дальнейшей переработки и их собственные требования к ней становятся определяющими. Теоретически, саморегулирование в этом случае можно было бы рассмотреть применительно к некоторым стандартам безопасности готовой продукции. Но следует понимать, по каким гигиеническим стандартам проводить унификацию, и какие отдельные виды продукции унифицировать. Тогда речь можно вести о возможности саморегулирования процессов производства тех или иных конкретных продуктов. Однако, это вероятно нарушает принципы существования СРО, как организации, объединяющей не продукты, а юридические лица.

Таким образом, учитывая все вышесказанное, мы считаем, что саморегулирование, к сожалению, не решает всех вопросов развития обрабатывающей промышленности. Использовать созданный механизм саморегулирования в обрабатывающей промышленности можно теоретически, если все многообразие продуктов отраслей разбить на типы и подгруппы, в которых будет максимальная унификация готового продукта. В этом случае следует ожидать появления СРО в сфере производства, к примеру, напорных труб из металла, производства напорных труб из полипропилена или из полиэтилена, производство литьевых изделий или профильно-погонажных изделий определенных видов и типов, и т.д. и т.п. Однако, реализация такой модели промышленности может быть затруднена пока самим предприятиям не будут понятны экономические выгоды для объединения в саморегулируемые организации, которых могут возникнуть десятки тысяч.

При этом мы считаем, что созданный инструмент СРО является важным подспорьем развития ряда отраслей и сфер бизнеса, но нуждается в адаптации для сфер обрабатывающей промышленности.

*- унификация необходима и для целей применения компенсационного фонда, описанного в законе о СРО, как необходимого условия коллективной ответственности для членов СРО перед любым потребителем их продукции. **- коллективная ответственность всех участников СРО перед потребителями продукции отрасли является основным инструментом реализации принципа саморегулирования в ней.

Абрамов В.В. (зам. Председателя Совета НО «СПП»)
Базунов П.В. (ген.директор НО «СПП»)